Бесплатная и безопасная доставка по всей России* Весь сентябрь!
/
Магазины
Корзина
Ваша корзина пуста
Товар добавлен в корзинуОформить заказ

Советское кино

Операция "Ы", или Смотрели, смотрим и будем смотреть

08 октября 2010, 14:00 | блог Советское кино | Наталия Егорова

Операция "Ы", или Смотрели, смотрим и будем смотреть
2 выбрали

В 1965 году лидером советского кинопроката стала комедия Леонида Гайдая «Операция «Ы» и другие приключения Шурика». Ее посмотрели 69,6 миллионов зрителей, а на фестивале короткометражных фильмов в Кракове новелле «Наваждение» был присуждён главный приз – «Серебряный дракон Вавеля». Ни одна советская лента до этого не имела такого успеха!
Кто из живущих в России последние пятьдесят лет не знает Шурика и фраз из фильма Гайдая, ставших крылатыми: «Надо, Федя, Надо», «Огласите весь список, пожалуйста» или «Кто не работает, тот ест, – учись, студент!». И сложно представить, что судьба фильма начиналась не столь радужно. Комиссия по определению групп художественных сначала отнесла картину ко 2-ой группе, куда обычно определяли фильмы посредственные, предназначенные для провинциального проката. Положение спасло только письмо Директора киностудии «Мосфильм» В. Сурина и художественного руководителя II творческого объединения И. Пырьева, отправленное непосредственно Председателю Госкомитета по кинематографии А.В. Романову.

Как все начиналось

В 1962 году на экраны СССР картина «Деловые люди», снятая режиссером Леонидом Гайдаем по новеллам О. Генри, имела невероятный успех. «Операция «Ы» стала естественным продолжением работы режиссера – те же три новеллы, но теперь уже снятые по оригинальному сценарию и объединенные фигурой главного героя.
Основой фильма стал сценарий кинокомедии под названием «Несерьёзные истории», написанный двумя талантливыми авторами: Яковом Костюковским и Морисом Слободским. Писатели создали историю о типичном в начале 1960-х явлении: огромное количество студентов, которых не могли обеспечить родители и стипендия, отправлялись в поисках дополнительного заработка на стройку или разгружать вагоны.
Первоначальный вариант комедии состоял из двух новелл, главным героем которых был студент Владик Арьков – интеллигент-очкарик, который попадал в различные комические ситуации и с честью из них выходил. В первой новелле студент перевоспитывал мрачного и невежественного типа, а во второй Владик устраивался репетитором и готовил к поступлению в институт единственного сына родителей – оболтуса Илюшу.
Гайдай совместно с Костюковым и Слободским перерабатывает сценарий. Сюжет новелл изменился, во вторую добавили «лирическую линию» (ее Гайдай подсмотрел в польском женском журнале «Шпилька»). А поскольку двух новелл для полнометражного фильма было недостаточно, было принято решение придумать третью. Гайдай вспомнил про комических антигероев-жуликов Труса, Балбеса и Бывалого из своих предыдущих короткометражных фильмов «Пёс Барбос и необычный кросс» и «Самогонщики». После месяца напряжённой работы на свет появилась новелла «Операция «Ы», в которой Владику предстояло разоблачить расхитителей социалистической собственности.

Подготовка

К началу работы над фильмом имя главного героя пришлось изменить: чиновники приказали героя переименовать из-за возможных ассоциаций с Владимиром Лениным (Владиками называли Владленов – а имя было образовано от словосочетания «Владимир Ленин»).
C 1 июня 1964 года начались кинопробы актеров на главный и второстепенные роли. Самыми сложными оказались поиски главного героя – студента Владика. Гайдай пересмотрел более сотни кандидатов, среди которых были: Олег Видов, Всеволод Абдулов, Виталий Соломин, Евгений Петросян, Сергей Никоненко, Евгений Жариков, Геннадий Корольков, Иван Бортник, Валерий Носик и Александр Збруев. Велись переговоры даже с Андреем Мироновым. Нужен был узнаваемый герой: простой обаятельный парень, доверчивый, но и смекалистый, чтобы народ его сразу признал за своего, – рассказывает народная артистка России Наталья Селезнева, сыгравшая в новелле «Наваждении» роль Лиды. В итоге художественный совет студии остановился на кандидатуре Валерия Носика. Но сам режиссёр продолжал сомневаться. Ему посоветовали актера Александра Демьяненко, снявшегося к этому времени уже в таких популярных фильмах как «Карьера Димы Горина» и «Взрослые дети». Гайдай отправляется 11 июля в Ленинград на личные переговоры с актером. Оба остались довольны друг другом. Демьяненко потом вспоминал: «Я, как прочёл сценарий «Операции «Ы», понял, что фильм обречён на успех. Ничего подобного в нашем кино тогда не было».
Шурик не был покорителем вершин, а в схватки вступал скорее по наивности, чем по природной доблести. Там, где герою полагалось решительно действовать, он растерянно моргал. Но при этом обладал несомненной смекалкой, а от своих успехов сам приходил в изумление и восторг. Некоторые критики утверждают, что, сочиняя образ Шурика, Гайдай имел в виду прежде всего себя. Ну а образ его подруги Лиды, может быть, списывался с жены режиссера актрисы Нины Гребешковой. В жизни они были идеальной парой. Гайдаю хотелось создать настолько светлый образ, что Демьяненко, который по своей природе был жгучим брюнетом, перекрасили в блондина.
Работать с Гайдаем было интересно. Наталья Селезнева, народная артистка России, сыгравшая в новелле «Наваждение» Лиду, вспоминает:
«Леонид Иович долго искал «своих» актеров, терпеливо лепил свою команду и очень ею дорожил. Я была еще студенткой театрального училища имени Щукина, когда меня пригласили на пробы к фильму «Операция Ы»... Помню, Гайдай мне сказал: «Нам нравится, как вы играете, только вот ваша, боюсь, небезупречная фигура нам может не подойти». Это меня страшно задело, и я мигом сняла с себя платье, гордо оставшись в одном купальнике (благо с утра собиралась ехать загорать в Серебряный бор). Он тут же с улыбкой воскликнул: «Все, на роль утверждаю!» Как я потом поняла, это был тест на раскрепощение: смогу ли я раздеться перед камерой. Наше кино тех лет было целомудренным. А еще Леониду Иовичу нужно было убедиться, что у меня получится жест моей героини, когда та в душной комнате готовится с Шуриком к экзамену. Другой режиссер, наверное, просто попросил бы раздеться, но Гайдай любил подначивать актеров».
Селезнева оказалась на десять сантиметров выше своего партнера. Но Гайдая это обстоятельство не смутило, и на съемках совместных сцен Демьяненко ставили на табуреточку.

Съемки

Сам Александр Демьяненко не раз повторял, что он не играл Шурика: «Я тогда был молодой, спортивный, снимался с удовольствием, всё происходило само собой. Не было такого, чтобы я что-то особенное вкладывал в эту роль, испытывал муки творчества».
Композитор фильма Александр Сергеевич Зацепин рассказывал: «В общении Гайдай был непростым человеком. Он почти никогда не смеялся, даже улыбался крайне редко. На съёмках «Операции «Ы» мы с Леонидом Дербенёвым (поэтом-песенником), наблюдая игру Вицина, Никулина и Моргунова, хохотали как ненормальные. А Гайдай хмурился и кричал: «Так ты будешь играть на капустнике (Вицину), а ты (Никулину) – у себя в цирке». Он очень тонко чувствовал, как нужно сыграть, чтобы народ потом в кинотеатре смеялся».
Многие шутки были придуманы во время съёмок самими актёрами. Из воспоминаний Юрия Никулина: «Для эпизода «Бой на рапирах» пригласили преподавателя фехтования, который учил нас драться на рапирах. После нескольких занятий мы дрались, как заправские спортсмены. Показали бой Леониду Гайдаю. Он посмотрел со скучающим видом и сказал: «Деретесь вы хорошо, но все это скучно, а должно быть смешно. У нас же комедия». Тогда-то Гайдай и придумал эпизод, как Шурик протыкает Балбеса шпагой, у того появляется кровь, которая потом оказывается вином из спрятанной за пазухой бутылки.
В ходе погони на складе Балбес натыкается на скелет. Было отыграно восемь вариантов. Победил один. Никулин сделал жест, непредусмотренный сценарием: сунул палец между челюстями скелетам – те щелкнули!

Еще один экспромт, вошедший в картину: Алексей Смирнов (игравший в «Напарнике» громилу), совершенно случайно попал в третью новеллу в роли покупателя, сказав: «Срамота!». Сымпровизировал. Но чуткий Гайдай оставил это слово, и оно сработало.
До сих пор идут споры о том, кто же написал фирменную песню фильма «Постой, паровоз». Юрий Никулин, например, утверждал следующее: «Я, кроме анекдотов, коллекционировал песни. Даже в армию взял альбомчик, который прошел со мной через войну. Песня «Постой, паровоз...» тоже была в том альбомчике. Автора я, конечно, не знаю. Ее я записал уже после войны, когда демобилизовался. А в фильме песня появилась так. Во время съемок «Операции «Ы» Гайдай сказал, что вот нужна песня, какая-нибудь блатная. Я спел парочку, но они показались ему грубыми, а нужна была жалостливо-лирическая. Я вспомнил «Постой, паровоз...», и она подошла».
Согласно общепринятой версии, песню написал Николай Ивановский. Родился он в 1928 году, образование – 7 классов, вор-рецидивист. В детскую колонию в первый раз попал за то, что воровал голубей. Потом стал карманником. Всего провел на зоне девять лет. Для авторитета писал там блатные песни – другие не признавались, а тайком – для себя – сочинял стихи про родной город Ленинград. Всенародно известный «Паровоз» написал в 18 лет в лагере, в Карелии. Когда Ивановский освободился, то устроился на «Ленфильм» осветителем. Дружил с Олегом Далем, снялся в маленькой роли в фильме «Досье на самого себя». Писал стихи и прозу, публиковался, был членом Союза писателей. На киношных посиделках Ивановский часто пел – так песня и попала на экран.

Забавный случай приключился с песней «Если б я был султан». Яков Костюковский . вспоминал: «К своим фильмам мы обычно сами текстов песен не писали. Это делал Леонид Дербенев, работавший в соавторстве с постоянным композитором Гайдая Александром Зацепиным. А тут нужны были сатирические куплеты, близкие нашей специализации. Мы быстро написали текст, Зацепин – музыку, а Юрий Никулин удачно все это спел. Как все радовались! И вдруг наш руководитель Пырьев приказывает: «Эту песню выбросить. Она останавливает действие и сбивает ритм повествования». Разубедить его было невозможно. При всех своих достоинствах наш классик нередко действовал по принципу: пусть будет хуже, но по-моему. Мы приуныли. Казалось, эта песня погибла навсегда. Но один симпатизировавший нам человек из окружения Пырьева посоветовал отложить это дело: «Пусть он остынет и позабудет». Мы так и сделали. А через некоторое время опять показали Пырьеву ту же песню, но сокращенную всего на один куплет. Я был уверен, что Иван Александрович возмутится и с треском выгонит нас из кабинета. Но он послушал и просиял: «Это же совсем другое дело». Так чудом эта песня осталась в фильме.

***

После выхода на широкие экраны страны «Оперции «Ы», актеры фильма стали всенародными любимцами, а Гайдай – признанным мастером комедии. «Операция «Ы» стала для них благословением и проклятием – их отказывались воспринимать в другом амплуа. Мои родители видели этот фильм миллион раз, но когда по телевизору вновь обнаруживаются знакомые кадры, кнопка пульта больше не переключается. А моя младшая сестра, которая выросла уже в новом государстве, постоянно вворачивает в речь смешные до коликов фразы: «Все уже украдено до нас», «Огласите весь список, пожалста», «Ну что, граждане тунеядцы, алкоголики, кто сегодня хочет поработать?». Наверняка, вы можете продолжить!

Проголосовать за понравившийся блог можно на странице конкурса.

Фотог: souz-kino.ru, kino-film.net, nnm.ru

Комментарии (3)

  1. Локи  |08 октября 2010, 17:58#

    [Комментарий удален]

    • Локи  |08 октября 2010, 20:59#

      Если ввести в поисковик фразу "Первоначальный вариант комедии состоял из двух новелл", много чего можно найти. И эта фраза лишь одна из множества. В очередной раз удручают авторы, пользующиеся открытым цитированием чужих источников.
      "Злой цензор"

      • lpg  |11 октября 2010, 04:44#

        А меня в очередной раз поразило, насколько изощренные умы были у тех, кто занимался цензурой! Это ж надо было в безобидном имени Владик усмотреть связь с Владимиром Лениным!

        Пожалуйста, авторизуйтесь. Комментарии могут оставлять только зарегистрированные и пользователи