Бесплатная и безопасная доставка по всей России* Весь октябрь!
/
Магазины
Корзина
Ваша корзина пуста
Товар добавлен в корзинуОформить заказ

Истории любви

Марина Цветаева и Сергей Эфрон. Немного о любви...

31 августа 2011, 12:00 | Леокадия Коршунова

Марина Цветаева и Сергей Эфрон. Немного о любви...
10 выбрали

Ровно 70 лет назад она поставила в своей жизни точку. "По собственному желанию". В литературных и театральных кругах у нее была слава ворожеи…
Он стал единственной константой в ее жизни…
Их свела судьба, но они постоянно "расходились во мнениях", оставаясь при этом самыми близкими друг другу людьми…

Она…

Она начала писать стихи на русском, французском и немецком, когда ей исполнилось всего шесть лет, но ее мама – Мария Мейн – мечтала для дочери будущее пианистки.

В детстве ей довелось много путешествовать – у матери было слабое здоровье и поэтому они много времени проводили на курортах Италии, Швейцарии, Германии. Там же ей довелось и учиться.

В 16 лет ради курса лекций по старофранцузской литературе в Сорбонне Марина решилась самостоятельно отправиться в Париж.

За свои деньги Марина выпустила свой первый стихотворный сборник – "Вечерний альбом", после которого на нее обратили внимание, и началось ее становление как поэтессы. 

Ее представления о любви – истинного чувства – укладывались в три образа. Литературный персонаж Нино из романа Генриха Манна "Богини" ("Он понимал, — пишет Цветаева о Нино в письме к Волошину весной 1911 года, — он принимал ее (герцогиню де Асси) всю, не смущался никакими ее поступками, зная, что все, что она делает, нужно и должно для нее. (...) Она — грешница перед чеховскими людьми, (...) и святая перед собой и всеми, ее любящими"). 

Второе имя – реальное. Некий Прилуков – свидетель в одном судебном процессе, о котором много писали в 1910-х гг. Прилуков преданно любил подсудимую и всегда приходил ей на помощь в самые трудные моменты, ничего не требуя взамен (В 1924 году Цветаева писала о нем Бахраху: "Прилуков для меня наисовершеннейшее воплощение мужской любви, любви — вообще(...) Прилуков мирит меня с землей; это уже небо. (...) Человек всю любовь брал на себя, ничего для себя не хотел, кроме как: любить"). 

Третьим "героем" стал 11-летний мальчик Осман, который был влюблен в юную Марину. Это было в Коктебели. Осман стал для нее воплощением Нино, доказав живую возможность безоглядной преданности и любви.

Случилось это накануне того дня, когда Судьба подарила ей встречу с Ним…

Он…

Он был потомком дворянского рода, родился в семье крещеных евреев. Родители его рано умерли, и до совершеннолетия Сергей рос под присмотром опекуна.

Он окончил Поливановскую гимназию, учился на филологическом факультете Московского университета, писал рассказы, пробовал играть в театре у Таирова, издавал журналы… Но все это оставалось на "полуслове". 

В его голове роилась масса идей, задумок. Но ни одной из них не суждено было воплотиться в жизнь. Сергей был абсолютно лишен предпринимательской хватки, коммерческого чутья.

Как и многие, лето он 1911 года он провел в Крыму. И встретил Ее..

Они…

"Макс, я выйду замуж за того, кто угадает, какой мой любимый камень", - сказала как-то Марина своему другу Максимилиану Волошину на пляже в Коктебели.

Цветаева давно слыла в своем окружении ворожеей, предсказательницей, предвещая будущее так же спонтанно, как и свои стихи – много и точно. Казалось и свою судьбу она знает наперед.

Сергей в первый же день знакомства подарил Марине генуэзскую сердоликовую бусину, которую та хранил до конца своих дней. Данное Волошину обещание сбылось – по приезде домой Марина и Сергей обвенчались. Цветаева в восторге писала Василию Розанову: "Наша встреча — чудо, мы никогда не расстанемся".

Спустя некоторое время на свет появилась их дочь Ариадна. Затем - Ирина.

Их семейная жизнь была полна эмоциями. Самыми разными. Марина, считавшая взаимную любовь тупиком, не раздумывая бросалась в омут "безответности" и "обреченности", описывая ураганы и бури своих переживаний в стихах. Но при этом не отпуская от себя Сергея.

А он – как человек интеллигентный, преданный, любящий – старался тактично сглаживать углы и обходить щекотливые темы.

Душой они всегда оставались вместе. Даже когда Сергей пропадал без вести, отправившись на Дон сразу после окончания юнкерского училища – в отряды Добровольческой белой армии. Тогда Марина написала ему письмо – живому или мертвому: "Если Бог сделает это чудо — оставит Вас в живых, я буду ходить за Вами, как собака".

Ее молитвы были услышаны – 1 июля 1921 года Цветаевой пришло первое за два года письмо от мужа: "Все годы разлуки — каждый день, каждый час — Вы были со мной. Я живу только верой в нашу встречу. Без Вас для меня не будет жизни!" За годы его отсутствия от голода скончалась их дочь Ирина.

Со слов друзей семьи, между Мариной и Сергеем не было тайн. Кроме одной. После гибели дочери Марина обещала, что у них непременно будет сын. И сдержала слово: 1 февраля 1925 года в их семье родился Георгий, которого прозвали Муром. "Жалко, что вы не видели нашего прелестного мальчика, — напишет деликатный Сергей Эфрон друзьям, — на меня не похож совершенно. Вылитый Марин Цветаев".

Единственной тайной в семействе Цветаевой-Эфрона стало отцовство сына. Друзья и знакомые были уверены, что своим рождением мальчик обязан другу Сергея Константину Родзевичу – единственному "неинтеллектуальному роману" Марины. Но Сергей признал сына своим.

Эфрон выполнил и свое обещание – что ему нет жизни без Марины. Они оба покинули этот мир в августе 1941 года…

Леокадия Коршунова, iledebeaute.ru

Похожие материалы:

Влюбленность | возможности | Герцогиня | внимание | Германия | Марина Цветаева | вера | близкий человек | герои | Время | богиня | альбом | август | Будущее | встреча | любимый человек | Семейная тайна | Сергей Эфрон | Любовь | венчание | поэт | стихи

Комментарии (54)

  1. Марианна8  |31 августа 2011, 12:39#

    С.Э.
    Я с вызовом ношу его кольцо
    - Да, в Вечности - жена, не на бумаге.-
    Его чрезмерно узкое лицо
    Подобно шпаге.

    Безмолвен рот его, углами вниз,
    Мучительно - великолепны брови.
    В его лице трагически слились
    Две древних крови.

    Он тонок первой тонкостью ветвей.
    Его глаза - прекрасно-бесполезны! -
    Под крыльями распахнутых бровей -
    Две бездны.

    В его лице я рыцарству верна.
    - Всем вам, кто жил и умирал без страху.
    Такие - в роковые времена -
    Слагают стансы - и идут на плаху.

  2. piatochka  |31 августа 2011, 13:03#

    люблю такие фрагментарные статьи, без долгих предисловий и прелюдий, но с элементом таинственности, фатальности, когда отражаются лишь двое -ОН и ОНА и бесконечное многоточие в конце....

  3. bagira331  |31 августа 2011, 13:11#

    Я не могу читать Цветаеву практически. Она на меня так сильно действует, что прочитав одно какое-нибудь её стихотворение потом могу неделю "в загрузе" ходить. И отстроиться пытаюсь и просто забыть строки. А не выходит. Ведьма она, что ли, была - не знаю. Но пронимает до печёнок.... И судьба эта её.... Вот опять на неделю в загруз уйду )))))))
    Ещё от Ахматовой так "улетаю"....

    • Леокадия Коршунова  |31 августа 2011, 13:19#

      Я, честно говоря, не могу назвать поэта, который бы действовал на меня подобным образом. Наверное, еще не нашла своего ;)

      • Jinger  |31 августа 2011, 13:30#

        ... у меня все абсолютно так же, но без Ахматовой...

        • beba  |31 августа 2011, 13:49#

          я и цветаеву и ахматову люблю-но цветаева "цепляет" что ли больше.

        • Toika  |31 августа 2011, 13:57#

          То же самое с Цветаевой.

        • YUGURU  |31 августа 2011, 13:14#

          Леокадия, Ваш статьи всегда полны изящества и интриги. И порванная фотография тому подтверждение. Такие истории всегда с надрывом, с тайной. Спасибо!

        • терталина  |31 августа 2011, 13:16#

          Понравилась статья.К Цветаевой отношусь положительно-её сборник небольшой даже в роддом с собой брала.

          • Snezhka555  |31 августа 2011, 13:34#

            "Дорогой Сереженька,


            Вы совсем мне не пишете. Вчера я так ждала почтальона — и ничего, только письмо Асе от Камковой [М. С. Камкова по завещанию своей тети, М. А. Мейн, имела право на “пенсию”. Деньги ей регулярно присылала А. Цветаева.]. Ася все еще в имении.


            Она выходила сына Зелинского [Зелинский И. В. — знакомый М. А. Волошина.] от аппендицита, он лежал у нее три недели, и теперь родители на нее Богу молятся. Я не поехала, — сначала хотели ехать все вместе, но я не люблю гостить, старики на меня действуют угнетающе, я чувствую себя виноватой во всех своих кольцах и браслетах. Сторожу Андрюшу [Сына Аси]. Я к нему совершенно равнодушна, как он ко мне и — вообще — ко всем. Роль матери при нем сводится к роли слуги, ни малейшего ответного чувства — камень.


            Лунные ночи продолжаются. Каждый вечер ко мне приходит докторша, иногда Н. И. Хрустачев. Он совсем измученный, озлоблен. Приходит, ложится на ковер, курит. Мы почти не говорим, и приходит он, думается, просто чтобы не видеть своей квартиры. Иногда говорю ему стихи, он любит, понимает. И жена его измотана, работает на него и на девочку, как раб, сама моет полы, стирает, готовит. Безнадежное зрелище. Оба правы — верней — никто не виноват. И ни тени любви, одно озлобление.


            Я живу очень тихо, помогаю Наде [Няня, домработница у А. Цветаевой], сижу в палисаднике, над обрывом, курю, думаю. Здесь очень ветрено, у Аси ужасная квартира, сплошной сквозняк. Она ищет себе другую.


            — Все дни выпускают вино. Город насквозь пропах. Цены на дома растут так: великолепный каменный дом со всем инвентарем и большим садом — 3 месяца тому назад — 40.000 р., теперь — 135.000 р. без мебели. Одни богатеют, другие баснословно разоряются (вино).


            У одного старика выпустили единственную бочку, к<отор>ую берег уже 30 лет и хотел доберечь до совершеннолетия внука. Он плакал. Расскажите Борису [Б. С. Трухачеву.], это прекрасная для вас обоих тема.


            Сереженька, я ничего не знаю о доме: привили ли Ирине оспу, как с отоплением, как Люба [Няня или кормилица Ирины], — ничего. Надеюсь, что все хорошо, но хотелось бы знать достоверно.


            Я писала домой уж раз семь.


            Сейчас иду на базар с Надей и Андрюшей. Жаркий день, почти лето. Устраивайте себе отпуск. Как я вернусь — Вы поедете. Пробуду здесь не дольше 5-го, могу вернуться и раньше, если понадобится.


            До свидания, мой дорогой Лев. Как Ваша служба? Целую Вас и детей.


            МЭ.


            Р. S. Крупы здесь совсем нет, привезу что даст Ася. Везти ли с собой хлеб? Муки тоже нет, вообще — не лучше, чем в Москве. Цены гораздо выше. Только очередей таких нет.


            _________


            С кем видитесь в Москве? Повидайтесь с Малиновским [Малиновский А. Н., художник. Выполнил обложку к книге А. И. Цветаевой “Дым, дым и дым”. Был дружен с М. А. Минцем.] (3-66-64) и спросите о моей брошке.

            Феодосия, 22-го октября 1917 г."

            • Snezhka555  |31 августа 2011, 13:34#

              ПИСЬМО В ТЕТРАДКУ

              <2-го ноября 1917 г.>

              [Письмо написано по дороге из Крыма в Москву.]


              Если Вы живы, если мне суждено еще раз с Вами увидеться, — слушайте: вчера, подъезжая к Харькову, прочла “Южный край” [Ежедневная харьковская газета]. 9000 убитых. Я не могу Вам рассказать этой ночи, потому что она не кончилась. Сейчас серое утро. Я в коридоре. Поймите! Я еду и пишу Вам и не знаю сейчас — но тут следуют слова, которых я не могу написать.


              Подъезжаем к Орлу. Я боюсь писать Вам, как мне хочется, потому что расплачусь. Все это страшный сон. Стараюсь спать. Я не знаю, как Вам писать. Когда я Вам пишу, Вы — есть, раз я Вам пишу! А потом — ах! — 56 запасной полк [С. Эфрон, прапорщик, в составе 56-го запасного полка участвовал в октябрьских событиях 1917 г.], Кремль. (Помните те огромные ключи, которыми Вы на ночь запирали ворота?). А главное, главное, главное — Вы, Вы сам, Вы с Вашим инстинктом самоистребления. Разве Вы можете сидеть дома? Если бы все остались. Вы бы один пошли. Потому что Вы безупречны. Потому что Вы не можете, чтобы убивали других. Потому что Вы лев, отдающий львиную долю: жизнь — всем другим, зайцам и лисам. Потому что Вы беззаветны и самоохраной брезгуете, потому что “я” для Вас не важно, потому что я все это с первого часа знала!


              "Если Бог сделает это чудо — оставит Вас в живых, я буду ходить за Вами, как собака.


              Известия неопределенны, не знаю чему верить. Читаю про Кремль, Тверскую, Арбат, Метрополь, Вознесенскую площадь, про горы трупов. В с<оциал>-р<еволюционной> газете “Курская Жизнь” от вчерашнего дня (1-го) — что началось разоружение. Другие (сегодняшние) пишут о бое. Я сейчас не даю себе воли писать, но тысячу раз видела, как я вхожу в дом. Можно ли будет проникнуть в город?


              Скоро Орел. Сейчас около 2 часов дня. В Москве будем в 2 часа ночи. А если я войду в дом — и никого нет, ни души? Где мне искать Вас? Может быть, и дома уже нет? У меня все время чувство: это страшный сон. Я все жду, что вот-вот что-то случится, и не было ни газет, ничего. Что это мне снится, что я проснусь.


              Горло сжато, точно пальцами. Все время оттягиваю, растягиваю ворот. Сереженька.


              Я написала Ваше имя и не могу писать дальше."

              • Snezhka555  |31 августа 2011, 13:35#

                "Мой Сереженька!
                Если Вы живы — я спасена.
                18-го января было три года, как мы расстались. 5-го мая будет десять лет, как мы встретились.
                — Десять лет тому назад. —
                Але уже восемь лет, Сереженька!
                — Мне страшно Вам писать, я так давно живу в тупом задеревенелом ужасе, не смея надеяться, что живы — и лбом — руками — грудью отталкиваю то, другое. — Не смею. — Вот все мои мысли о Вас.
                Не знаю судьбы и Бога, не знаю, что им нужно от меня, что задумали, поэтому не знаю, что думать о Вас. Я знаю, что у меня есть судьба. — Это страшно. —
                Если Богу нужно от меня покорности, — есть, смирения — есть — перед всем и каждым! — но, отнимая Вас у меня, он бы отнял жизнь — жизнь, разве ему <недописано>
                А прощать Богу чужую муку — гибель — страдания, — я до этой низости, до этого неслыханного беззакония никогда не дойду. — Другому больно, а я прощаю! Если хочешь поразить меня, рази — меня — в грудь!
                Мне трудно Вам писать.
                Быт, — всё это такие пустяки! Мне надо знать одно — что Вы живы.
                А если Вы живы, я ни о чем не могу говорить: лбом в снег!
                Мне трудно Вам писать, но буду, п<отому> ч<то> 1/1000000 доля надежды: а вдруг?! Бывают же чудеса! —
                Ведь было же 5-ое мая 1911 г. — солнечный день — когда я впервые на скамейке у моря увидела Вас. Вы сидели рядом с Лилей, в белой рубашке. Я, взглянув, обмерла: “— Ну, можно ли быть таким прекрасным? Когда взглянешь на такого — стыдно ходить по земле!”
                Это была моя точная мысль, я помню.
                — Сереженька, умру ли я завтра или до 70 л<ет> проживу — всё равно — я знаю, как знала уже тогда, в первую минуту: — Навек. — Никого другого.
                — Я столько людей перевидала, во стольких судьбах перегостила, — нет на земле второго Вас, это для меня роковое.
                Да я и не хочу никого другого, мне от всех брезгливо и холодно, только моя легко взволнов<анная> играющая поверхн<ость> радуется людям, голосам, глазам, словам. Всё трогает, ничто не пронзает, я от всего мира заграждена — Вами. Я просто НЕ МОГУ никого любить!
                Если Вы живы — тот кто постарается доставить Вам это письмо — напишет Вам о моей внешней жизни. — Я не могу. — Не до этого и не в этом дело.
                Если Вы живы — это такое страшное чудо, что ни одно слово не достойно быть произнесенным, — надо что-то другое.
                Но, чтобы Вы не слышали горестной вести из равн<одушных> уст, — Сереженька, в прошлом году, в Сретение, умерла Ирина. Болели обе, Алю я смогла спасти, Ирину — нет.
                С<ереженька>, если Вы живы, мы встретимся, у нас будет сын. Сделайте как я: НЕ помните.
                Не для В<ашего> и не для св<оего> утешения — а как простую правду скажу: И<рина> была очень странным, а м<ожет> б<ыть> вовсе безнадеж<ным> ребенком, — все время качалась, почти не говорила, — м<ожет> б<ыть> рахит, м. б. — вырождение, — не знаю.
                Конечно, не будь Революции —
                Но — не будь Революции —
                Не принимайте моего отношения за бессердечие. Это — просто — возможность жить. Я одеревенела, стараюсь одеревенеть. Но — самое ужасное — сны. Когда я вижу ее во сне — кудр<явую> голову и обмызганное длинное платье — о, тогда, Сереженька, — нет утешенья, кроме смерти.
                Но мысль: а вдруг С<ережа> жив?
                И — как ударом крыла — ввысь!
                Вы и Аля — и еще Ася — вот все, что у меня за душою.
                Если Вы живы, Вы скоро будете читать мои стихи, из них многое поймете. О, Господи, знать, что Вы прочтете эту книгу, — что бы я дала за это? — Жизнь? — Но это такой пустяк — на колесе бы смеялась!
                Эта книга для меня священная, это то, чем я жила, дышала и держалась все эти годы. — Это не КНИГА. —
                Не пишу Вам подробно о смерти Ирины. Это была СТРАШНАЯ зима. То, что Аля уцелела — чудо. Я вырывала ее у смерти, а я была совершенно безоружна!
                Не горюйте об Ирине, Вы ее совсем не знали, подумайте, что это Вам приснилось, не вините в бессердечии, я просто не хочу Вашей боли, — всю беру на себя!
                У нас будет сын, я знаю, что это будет, — чудесный героический сын, ибо мы оба герои. О, как я выросла, Сереженька, и как я сейчас достойна Вас!
                Але 8 л<ет>. Невысокая, узкоплечая, худая. Вы — но в светлом. Похожа на мальчика. — Психея. — Господи, как нужна Ваша родств<енная> порода!
                Вы во многом бы ее поняли лучше, точнее меня.
                Смесь лорда Ф<аунтлероя> [Герой повести Ф. Бёрнетт “История маленького лорда Фаунтлероя”] и маленького Домби [Герой романа Ч. Диккенса “Домби и сын”.] — похожа на Глеба [Г. Я. Эфрона.] — мечтательность наследника и ед<инственного> сына. Кротка до безвольности — с этим упорно и неудачно борюсь — людей любит мало, слишком зорко видит, — зорче меня! А так как настоящих мало — мало и любит. Плам<енно> любит природу, стихи, зверей, героев, всё невинное и вечное. — Поражает всех, сама к мнению других равнодушна. — Ее не захвалишь! — Пишет странные и прек<расные> стихи.
                Вас помнит и любит страстно, все Ваши повадки и привычки, и как Вы читали книгу про дюйм, и потихоньку от меня курили, и качали ее на качалке под завывание: Бу-уря! — и как с Б<орисом> ели розовое сладкое, и с Г-вым топили камин, и как зажиг<али> елку — всё помнит.
                Сереженька! — ради нее — надо, чтобы Вы были живы!
                Пишу Вам в глубокий час ночи, после трудного трудового дня, весь день переписывала книгу, — для Вас, Сереженька! Вся она — письмо к Вам.
                Вот уже три дня, как не разгибаю спины. — Последнее, что я знаю о Вас: от Аси, что в начале мая было письмо к М<аксу>. Дальше — темь...
                — Ну —
                — Сереженька! — Если Вы живы, буду жить во что бы то ни стало, а если Вас нет — лучше бы я никогда не родилась!
                Не пишу: целую, я вся уже в Вас — так, что у меня уже нет ни глаз, ни губ, ни рук, — ничего, кроме дыхания и биения сердца.
                Марина"

                • Snezhka555  |31 августа 2011, 13:38#

                  Леокадия! Спасибо за память! Знаю, что читать чужие письма неприлично. Но их роман - это уже история. Когда читаю ее переписку, то все ее переживания передаются мне. Я реально вижу то время. Какая тяжелая, но счастливая судьба. В ее жизни была настоящая любовь.

                  • Jinger  |31 августа 2011, 13:58#

                    Зачиталась письмами... Снежана, благодаря вам с Леокадией, все-таки вернусь к Цветаевой.
                    После того, как прочитала ее переписку с Анной Тесковой, несколько лет ходила больная, не могла притронутся к Марининой прозе. Только приближаешься - током бьет.
                    А первая проза ее, которую прочла, была "Повесть о Сонечке". Пила ее как драгоценное вино, по капле - залпом. С тех пор открыла прозу поэтов - она у них другая, она - стихи в прозе.

                    • Snezhka555  |31 августа 2011, 16:02#

                      Ольга, действительно, бьет током от прозы Цветаевой. Это как оголенный нерв.
                      Не понимаешь, где правда, где вымысел. Такое чувство, что она просто пишет письма близкому человеку. И они настолько откровенны, что становится просто страшно.


                      "Моя бы воля — взяла бы ее пепел и развеяла бы его с вершины самой (мне еще сужденной) высокой горы — на все концы земного шара — ко всем любимым: небывшим и будущим. Пусть даже — с Воробьевых гор (на которые мы с ней так и не собрались: у меня — дети, очереди... у нее — любовь...)

                      Но вдруг я — это делаю? Это — делаю? Ни с какой горы, ни даже холма: с ладони океанской ланды рассеиваю ее пепел — вам всем в любовь, небывшие и будущие?



                      -------------------------------------------------- ------------------------------

                      ...А теперь — прощай, Сонечка!

                      «Да будешь ты благословенна за минуту блаженства и счастия, которое ты дала другому, одинокому, благодарному сердцу!

                      Боже мой! Целая минута блаженства! Да разве этого мало хоть бы и на всю жизнь человеческую?..»"

                      Lacanau-Осeаn, лето 1937 г.

                    • Леокадия Коршунова  |31 августа 2011, 16:02#

                      Благодарю =)

                      • LOO  |01 сентября 2011, 07:57#

                        Какие шикарные письма было принято раньше писать,и не только принято, а могли же люди!

                      • Jenny19  |31 августа 2011, 13:45#

                        Ох, как сложно говорить о личной жизни тех, кого поцеловал Бог..... Неоднозначно все. Меня потряс в свое время один-единственный факт из жизни Цветаевой... Помните "Под лаской плюшевого пледа...? Чудесная вещь. правда. А посвящена она.... Софие Парнок, поэтессе и переводчице. Их роман продолжался два года с 14 по 16. София практически увела Марину из семьи. Цветаева посвятила Парнок цикл стихов «Подруга», и эти отношения охарактеризовала как «первую катастрофу в своей жизни». Да, Марина вернулась к мужу Сергею Эфрону. Но....

                        • evokvl  |31 августа 2011, 14:41#

                          Да и не нужно этого... если только не понимаешь какой-то образ, не можешь проследить мысль.. Хотя когда погружаешься в поэта, то, наверное, это нормально: желание узнать с кем он, кто он, как жил.
                          Марина Цветаева - мужчина в поэзии. Настолько бескомпромиссна, резка, все время на краю гибели...одна ее "Поэма конца" (надеюсь, что не вру название) стоит любовной лирики очень многих знаменитых поэтов. Но если знать историю жизни ее второй дочери, то не знаешь, действительно, как к этому относиться.
                          Поэтому - не всегда это нужно дабы не было отторжения некоего.
                          И в отношениях с Эфроном именно она - мужчина.Цветаевских образов хватит на десятерых, она стоит рядом с Пастернаком. Что касается Ахматовой - в юности это очень трогает, а вся поздняя Анна Горенко - для меня, конечно - другая. Цветаева же бьет наотмашь. Спасибо Леокадии за то, что в таком коротком опусе смогла передать много красок.

                          • Snezhka555  |31 августа 2011, 15:49#

                            ... не всегда это нужно дабы не было отторжения некоего.
                            Согласна с вами, Оксана, полностью.

                            • Леокадия Коршунова  |31 августа 2011, 15:59#

                              Очень рада, что Вам понравилось.

                            • Леокадия Коршунова  |31 августа 2011, 16:01#

                              Вообще-то в жизни Марины Цветаевой было две Софии: Соня и Сонечка - София Парно и Софья Голлидэй, актриса.

                            • nostaljazz  |31 августа 2011, 14:34#

                              [Комментарий удален]

                              • nostaljazz  |31 августа 2011, 14:41#

                                Читатели, как известно, делятся на две категории - те, кто люббят Цветаеву, и те, кто любят Ахматову. Я люблю Ахматову :)

                                • Snezhka555  |31 августа 2011, 15:44#

                                  Я слышала о таком разделении. Но себя не могу отнести ни к тем, ни к другим. У каждойиз них есть стихотворения, мимо которых я прохожу мимо. А есть другие, после которых невозможно заснуть всю ночь.

                                  • LOO  |01 сентября 2011, 08:01#

                                    Вы,чьи широкие шинели
                                    Напоминали паруса,
                                    Чьи шпоры весело звенели
                                    И голоса.

                                    И чьи глаза,как бриллианты,
                                    На сердце оставляли след, -
                                    Очаровательные франты
                                    Минувших лет!

                                    Одним ожесточеньем воли
                                    Вы брали сердце и скалу, -
                                    Цари на каждом бранном поле
                                    И на балу.

                                    Вас охраняла длань Господня
                                    И сердце матери.Вчера -
                                    Малютки - мальчики,сегодня -
                                    Офицера.

                                    Вам все вершины были малы
                                    И мягок - самый черный хлеб,
                                    О молодые генералы
                                    Своих судеб!

                                    Ах,на гравюре полустертой,
                                    В один великолепный миг,
                                    Я видела,Тучков - четвертый,
                                    Ваш нежный лик,

                                    И ващу хрупкую фигуру,
                                    И золотые ордена...
                                    И я,поцеловав гравюру,Не знала сна.

                                    О, как - мне кажется - могли вы
                                    Рукою, полную перстней,
                                    И кудри дев ласкать - и гривы
                                    Своих коней.

                                    В одной невероятной скачке
                                    Вы прожили свой краткий век...
                                    И ваши кудри,ваши бачки
                                    Засыпал снег.

                                    Три сотни побеждало - трое!
                                    Лишь мертвый не вставал с земли.
                                    Вы были дети и герои,
                                    Вы все могли!

                                    Что так же трогательно - юно,
                                    Как ваша бешеная рать?..
                                    Вас златокудрая Фортуна
                                    Вела, как мать

                                    Вы побеждали и любили
                                    Любовь и сабли острие -
                                    И весело переходили
                                    В небытие!

                                    • LOO  |01 сентября 2011, 08:02#

                                      Моё первое стихотворение , которое я узнала у Цветаевой и самое любимое.

                                  • bagira331  |31 августа 2011, 18:08#

                                    А что делать тем, кто обеих любит?? О_о )))))))

                                    • Леокадия Коршунова  |31 августа 2011, 20:01#

                                      Продолжать любить обеих =) Ибо люди хоть и делятся на "две категории", но далеко не все "сидят на трубах" ;)))

                                      • Elena_Irkutsk  |31 августа 2011, 20:06#

                                        увы, в нашем прагматичном мире те, "кому нужны деньги" (С) -сами знаете откуда)) превальируют, поэтому зачастую материальное выше духовного, многим не до стихов ;)))

                                        • Леокадия Коршунова  |31 августа 2011, 20:10#

                                          Соглашусь. Но тем приятнее встречать исключения из правил ;)

                                          • Elena_Irkutsk  |31 августа 2011, 20:17#

                                            Если душа родилась крылатой —
                                            Что ей хоромы — и что ей хаты!
                                            Что Чингис-Хан ей и о — Орда!
                                            Два на миру у меня врага,
                                            Два близнеца, неразрывно-слитых:
                                            Голод голодных — и сытость сытых!

                                    • nostaljazz  |01 сентября 2011, 11:57#

                                      :) Радоваться жизни, я думаю :) Цветаева тоже прекрасна, но тут как в анекдоте "ну не нравишься ты мне!" :)

                                  • Luybovm  |31 августа 2011, 16:22#

                                    Лена,поддерживаю,т.к. сама люблю творчество Ахматовой. Некоторые стихи еще со школьных лет так в душу запали,что идя по улице могу про себя читать.

                                    • sudarikova  |31 августа 2011, 17:22#

                                      Для Марины Ивановны её талант был наказанием. Для того, что бы писать, ей необходима была боль, страдание. Поначалу она себе это напридумывала, а потом, когда несчастий стало выше крыши, она добавляла их себе ещё и ещё. Очень пронзительная книга о Цветаевой - Марии Белкиной «Скрещение судеб». Когда-то переписывала её стихи, любимую «Поэму конца» вручную. Потом, слава богу, её стали издавать. Мне кажется, она всё сказала о себе следующими строчками:
                                      Квиты: вами я объедена,
                                      Мною - живописаны.
                                      Вас положат - на обеденный,
                                      А меня - на письменный.

                                      • Иралекс  |31 августа 2011, 21:23#

                                        Однажды была на творческом вечере Алисы Фрейндлих. Как она читала стихи Цветаевой! Для меня они сразу же зазвучали по-новому. Потом вышла с концерта, а в голове все ее голос звучит и состояние какое-то эйфорическое!

                                        • Леокадия Коршунова  |31 августа 2011, 23:47#

                                          Вот кто-кто, а Фрейндлих может просто взорвать! По-хорошему завидую Вам.

                                        • olga_belikova  |31 августа 2011, 23:54#

                                          Масштабы личностей Цветаевой и Эфрона не сопоставимы. Великий поэт (язык не поворачивается сказать поэтесса) и белый офицер, ставший агентом НКВД. Странные у них были отношения.

                                          • Бестия  |01 сентября 2011, 01:47#

                                            Спасибо за статью. Это возможность помолчать по тому печальному поводу, который обозначен в начале рассказа. Говорить о стихах сложно, их нужно читать, слушать и прислушиваться к нахлынувшим чувствам, спасибо девочкам за цитаты...

                                            • Jekio  |01 сентября 2011, 06:47#

                                              Мировое началось во мгле кочевье:
                                              Это бродят по ночной земле - деревья,
                                              Это бродят золотым вином - грозди,
                                              Это странствуют из дома в дом - звезды,
                                              Это реки начинают путь - вспять!
                                              И мне хочется к тебе на грудь - спать.

                                              14 января 1917

                                              Не представляю своей жизни без ее поэзии. На третьем курсе в училище сдавала сценическую речь , в основе была ее "Поэма Конца"...Передать мощь, силу, страстность и нескончаемую нежность ее произведений невозможно...
                                              Как говорила мой мастер по речи, это боль, которую терпишь сквозь слезы, но не плачешь, это нежность, которую держишь в сердце но не выплескиваешь полностью...Пламя, невыносимый, всепоглащающий огонь чувств внутри человека...
                                              Был период в моей жизни (в юности))), когда хотелось просто выть от душевной боли, и спасало только то, что я вслух начинала читать стихи Цветаевой, и та энергия, и те страсти, которые мучали меня в тот момент(специфика театрального обучения и юность до невозможности обостряли чувства) выливались с каждым словом, и становилось легче...ее стихи и она сама как проводник...на прямую...от сердца в небо...
                                              Не понятно как человек, тем более женщина вообще смогла так долго нести этот талант, или дар...уж слишком он тяжел...

                                              • Jekio  |01 сентября 2011, 07:18#

                                                Это единственная женщина, которой Священный Синод простил самоубийство, из за ее великого таланта (так мне сказала моя мастер по речи, и я склонна ей верить, потому что сила ее поэзии, духа и мысли велика есть)

                                                • Jekio  |01 сентября 2011, 07:19#

                                                  Леокадия, спасибо Вам огромное за эту статью, и как следствие мое теперешнее настроение! )

                                                • Jenny19  |01 сентября 2011, 07:04#

                                                  Для меня Цветаева тоже громадная боль, её перечитывать в состоянии радости, наверное, не стоит. Интересно. что мой муж называет её "каменотесом" и сокрушается, как она бросается неограненными, неотшлифованными образами. Он говорит: "Вот Пушкин из каждого алмаза образа вытачивал бриллиант, у него каждая строка - бесценная огранка, а вот Цветаева валит глыбу на глыбу, при том, что образность у неё просто грандиозная". Я спорю с ним, что именно в этой неограннености и есть страсть, боль, голые нервы....

                                                  • sudarikova  |01 сентября 2011, 07:52#

                                                    Уф, у меня даже дух захватило, читать «Поэму Конца»!!! Я так и не смогла, нутром чувствую, а вербализовать не получается. На моём опыте, две девочки делали это так, как надо. Одна из них моя одногруппница, это была её дипломная работа. Для меня безусловная истина – те, кто осиливает эту поэму – талант!!! В моей жизни так же был период, когда спаслась чтением вслух Цветаевой и Ахматовой. Принимаю исполнение Фрейндлих, а вот Демидова не нравится. У Цветаевой самое точное определение любви:
                                                    «Любить – видеть человека таким, каким его задумал Бог, и не осуществили родители.
                                                    Не любить человека – это видеть его таким, каким его осуществили родители.
                                                    Разлюбить человека – это видеть вместо него – стол, стул…»

                                                    • Jinger  |01 сентября 2011, 21:47#

                                                      Я думала, только мне не нравится чтение Демидовой Марининых стихов... В ее исполнении больше любования отточенностью фраз и собственным голосом...
                                                      А Алису Фрейндлих - не слышала. К сожалению:(

                                                    • Belochkam  |01 сентября 2011, 12:23#

                                                      интересная судьба...

                                                      • kathrine2204  |01 сентября 2011, 21:38#

                                                        Как всегда отсылаю всех к газете "Аргументы и факты" н.35,статья,посвященная 70-тилетию со дня смерти Цветаевой "Ненасытная душа Марины".Почитайте

                                                      • olgafilimonova  |02 сентября 2011, 07:21#

                                                        Великая личность! Но многим не понятная, в том числе и мне.

                                                        • kathrine2204  |02 сентября 2011, 22:46#

                                                          Не могу читать её стихи,не идут

                                                        • russianicebear  |26 сентября 2011, 23:28#

                                                          "мечтала для дочери будущее пианистки"? Не-е-ет, мечтала будущее - это сказано чуточку не по-русски. По-русски следовало бы сказать "мечтала о будущем пианистки для дочери", но и это звучит как-то натянуто. Не лучше ли сказать "Мария Мейн мечтала, что её дочь станет пианисткой, как и она сама"?

                                                          Пожалуйста, авторизуйтесь. Комментарии могут оставлять только зарегистрированные и пользователи