Бесплатная и безопасная доставка по всей России* Весь сентябрь!
/
Магазины
Корзина
Ваша корзина пуста
Товар добавлен в корзинуОформить заказ

О мужчинах

Джордж Гершвин: Легенда в стиле блюз

28 августа 2011, 21:00 | Fiorella Fiorella

Джордж Гершвин: Легенда в стиле блюз
7 выбрали

Слушая тягучие аккорды Summertime, арии из оперы "Порги и Бесс", можете ли вы уловить мотивы украинской колыбельной? А ведь именно колыбельная "Ой, ходит сон коло вiкон", услышанная Джорджем Гершвиным на концерте Украинского Национального хора, легла в основу этой мелодии. Джордж Гершвин, пианист-самоучка и гениальный композитор, с отчаянной дерзостью соединил украинские и афроамериканские музыкальные мотивы. Соединил ужа и ежа, скажут насмешливые критики…. Но в этом был весь Гершвин, композитор, сумевший объединить джаз и классические музыкальные формы, и представивший миру оперу в стиле джаз и рапсодию в стиле блюз.

Удивительна история этого талантливейшего дилетанта от музыки, как называли его современники. И в истории этой есть и русская строка. Родители его, Моисей Гершович и Роза Брускина, покинули Петербург и эмигрировали в Америку в1892 году, спасаясь от еврейских погромов. Семья Гершовичей быстро американизировалась – в поздних документах их фамилия уже звучит как Гершвин. И несмотря на то что по метрике имена их сыновей были записаны как Изя и Яков, мир запомнил их как Айру и Джорджа Гершвинов. И возвращаясь к арии Summertime, скажу, что слова написал именно Айра Гершвин.

Пианино, купленное родителями для Айры, подтолкнуло двенадцатилетнего Джорджа к занятиям музыкой – он часами играл на инструменте, подбирая на слух популярные мелодии и развивая беглость пальцев. Его успех был поразительным, невероятным для самоучки – уже в пятнадцать лет Джордж получил свою первую работу - должность пианиста-аккомпаниатора в музыкальном магазине издательской фирмы "Реммик и компания".

Магазин продавал ноты, и в обязанности Джорджа входило проигрывать отрывки из произведений в качестве наглядной рекламы. Но быть просто хорошим исполнителем не входило в его планы. В свободные минуты Джордж Гершвин сам принимался за сочинительство – и здесь талантливый пианист-дилетант оказался гениальным композитором. Уже в восемнадцать лет он дебютировал на Бродвее.

Первое исполнение своего произведения он ждал с трепетом и волнением: "Всю ночь я не смыкал глаз. Я мысленно спел "Я становлюсь девушкой", по крайней мере, двести раз, каждый раз находя в ней все новые перлы. Устал я смертельно. Под утро я возненавидел эту мерзкую песенку, убежденный в ее кромешной бездарности". Беспокойство было напрасно – премьера прошла с успехом, положив начало триумфальному шествию сочинений Гершвина на бродвейских подмостках. В двадцать с небольшим лет Гершвин уже стал самым известным композитором Америки, создав музыку более чем к 40 музыкальным постановкам. Однако жанр музыкальной комедии он считал слишком узким. Уже став признанным композитором, он просит об уроках таких знаменитых маэстро, как Морис Равель и Игорь Стравинский, мечтая обрести свободу мастерства для написания более сложных музыкальных форм.

Отчаянная дерзость самоучки и безграничная музыкальная фантазия помогают ему создавать необыкновенные сочетания, сталкивая в своей музыке, казалось бы, несопоставимые формы и смыслы.

Дебютной в череде джазовых опер стала короткая одноактная постановка "Грустный понедельник", позднее переименованная в "135-я улица". 25-летний Гершвин создал ее для шоу Дж. Уайта "Скандалы". Публика восприняла его музыкальное новаторство довольно осторожно, но в музыкальных кругах Гершвин приобрел еще больший вес. Именно это привлекло к нему внимание Пола Уайтмена, выдающегося джазового музыканта своего времени. Уайтмен и натолнул Джорджа Гершвина на создание одного из самых известных произведений – "Рапсодию в голубых тонах". История написания рапсодии довольно забавна – однажды, открыв утреннюю газету, Джордж Гершвин с удивлением узнал, что он, оказывается, начал работу над крупным произведением для симфонического концерта Уайтмена. Премьера была назначена через месяц. Покопавшись в памяти, композитор вспомнил, что несколько недель назад в разговоре с Полом Уайтменом он неосторожно обронил, что для него было бы любопытным заняться написанием произведений для симфонического оркестра. Уайтмен воспринял это как обещание, и раструбил обо всем журналистам. Только Гершвин со свойственной для него любовью к риску мог принять такой вызов. И вот спустя месяц напряженнейшей работы состоялась премьера концерта.

12 февраля 1924 года в зале собрались самые строгие критики – в первых рядах сидели Сергей Рахманов, Игорь Стравинский, Иосиф Хейфец. Гершвин сам сел за рояль и играл солирующую партию. Сложная, сильная, ни на что не похожая работа вызвала немало споров. Среди критики раздавались и негодующие голоса: Сергей Прокофьев назвал Рапсодию "вязанкой 32-тактовых шлягеров".

Но как бы то ни было, новая музыкальная форма получила колоссальный успех. Блюзовые мотивы, негритянские спиричуэлс, синкопы джаза – все это сплелось, создав удивительное произведение, немедленно вошедшее в репертуар ведущих оркестров Америки, а потом и Европы. А Гершвин неутомимо продолжает сочинять все новые и новые работы – от развлекательно-опереточного жанра до сложных серьезных произведений.

Не все его произведения были оценены столь же высоко, как "Рапсодия в голубых тонах". Почти неизвестным для публики остался мюзикл Funny Face - "Забавная мордашка", написанный им в 1927 году специально для Фреда Астера и его сестры Адель Аустерлиц – самой яркой танцевальной пары того времени. Спустя несколько лет после создания мюзикла пара распалась, и постановка оказалась забыта. И только спустя почти тридцать лет "Забавная мордашка" обрела новую жизнь – в ней, как и раньше, играл Фред Астер, теперь уже в паре с юной Одри Хепберн. Однако случилось это спустя много лет после смерти великого композитора.

Но Гершвин и не думал огорчаться. В творческом союзе с братом Айрой он один за другим выпускает мюзиклы. Жанр комедийной музыкальной постановки по-прежнему остается для него основным. Но не следует думать, что его эстрадные произведения были легковесны. Стоит только сказать, что шоу Of Thee I Sing, поставленное в 1931 на музыку Джорджа Гершвина и слова Айры Гершвина, было удостоено Пулитцеровской премии, впервые в истории(!) присуждённой музыкальной постановке.

И все же вернемся к опере "Порги и Бесс", с которой мы начинали свой рассказ. Задумка написать балладную оперу возникла у Гершвина еще в 1924 году. Однажды ночью, мучаясь бессонницей, он раскрыл томик Дю Боса Хейварда. Новый роман "Порги" вышел совсем недавно, но уже вызвал немало толков. Книга так захватила Джорджа Гершвина, что он не смог оторваться. Наутро он направил письмо автору с предложением создать постановку на основе романа.

Идея эта долго обсуждалась в переписке, но обоюдная занятость не позволила воплотить ее в жизнь. К тому же сказывалась разница восприятия – Гершвин видел новую постановку глазами композитора, считая, что практически весь сценарий можно передать языком музыки. Дю Бос Хейвард же настаивал на сохранении длительных диалогов и монологов героев, отводя музыке роль фона.

К новому осмыслению постановки Хейвард и Гершвин пришли только через десять лет. На этот раз Хейвард не только предоставил полную свободу творчества Джорджу Гершвину, но и допустил к написанию либретто его брата Айру. Премьера состоялась 30 сентября 1935 года в театре Бостона.

И снова русская строка в нашей истории - режиссером постановки был ученик Вахтангова Рубен Мамулиани, уроженец Тбилиси, учившийся в Московском университете. Дирижировал оркестром Александр Смоленс (так на афишах звучала американизированная фамилия Александра Смоленского). Эскизы декораций и костюмов готовил Сергей Судейкин.

Премьера прошла с колоссальным успехом – балладная опера о любви негритянских бедняков вызвала огромный отклик публики. И самой известной стала композиция Summertime - в опере она звучит четырежды. Гершвин с нетерпением ждал премьеры постановки на главных мировых сценах. Однако "Порги и Бесс" стала лебединой песней Джорджа Гершвина. Спустя всего лишь полтора года он умер после неудачной операции по удалению раковой опухоли мозга - всего только в 38 лет, в расцвете творческих сил, полный новых планов и идей…

Но не стоит заканчивать наш рассказ минорной нотой. Слушая удивительные мелодии Гершвина, мне хочется верить в бессмертие. Ведь талант и дар создания не может прекратить свое существование со смертью автора – эта тонкая метафизика творчества никогда не исчезнет и не перестанет нас поражать. И никак нельзя поверить, что душа, чье гениальное вдохновение создало эти звуки, может исчезнуть безвозвратно…

Личный взгляд:
Судьба Гершвина поразительна. Здесь удивителен и стремительный взлет одаренного самоучки, и яркое горение его таланта, с необычайной дерзостью соединившего в единое целое ранее несовместное – эстраду и классическую музыку. А как вы относитесь к таким смелым экспериментам?

Fiorella Fiorella, специально для etoya.ru

Фото: krugosvet.ru, lina-pomorin.com, okino.ru

Релевантные товары в Online-магазине:

Набор Любовь к маскам

Fresh

от 3 828 руб.

лимитированный выпуск эксклюзив только online

Комментарии (18)

  1. Kanna4  |29 августа 2011, 00:25#

    Кроме того, что Гершвин выходец из России, больше ничего и не знала ни о нем, ни о его судьбе. И такая короткая жизнь, сколько еще могло быть создано... Музыка Гершвина очень красивая, всегда узнаваемая... А его смелые эксперименты сегодня уже стали классикой.

    • дашук  |29 августа 2011, 01:44#

      Очень интересно, спасибо, с большим удовольствием прочитала Вашу статью, близко с творчеством и с биографией Гершвина незнакома, каждый находит свою нишу, и если он соединил украинские мотивы с афроамериканскими, то это одно уже заслуживает внимания. Получается народный композитор )))))

      • Иринкакартинка  |29 августа 2011, 16:06#

        Не просто народный композитор, а тот кто пишет народную музыку. И это меня в нем восхищает.

      • Jekio  |29 августа 2011, 05:48#

        великолепный композитор! Не знала, что он был самоучкой. Всегда поражают такие люди! Настоящий талант!

        • Ningyo  |29 августа 2011, 06:14#

          О, Гершвин! Его музыка - это моя любовь!

        • Елена Лесина  |29 августа 2011, 07:23#

          Надо послушать... Заинтересовали.

          • beba  |29 августа 2011, 07:36#

            да... яслышала много инетресных отзывов о его музыке

            • YUGURU  |29 августа 2011, 12:20#

              Статью прочла с большим интересом. С музыкой знакома, а вот с биографией не очень, поэтому спасибо за труд!

              • Fiorella  |29 августа 2011, 14:26#

                Биография Гершвина меня саму в свое время поразила, и захотелось рассказать о ней.
                История музыки знает немало гениев, рано и ярко проявивших талант - Моцарт, Пуччини, Прокофьев.
                Но Гершвин удивителен своей смелостью и силой таланта

                • Toika  |29 августа 2011, 14:35#

                  Невероятный композитор, мои родители были большими его поклонниками, а на Порги и Бесс я буквально выросла.

                  • Fiorella  |29 августа 2011, 14:46#

                    Сама история "Порги и Бесс", на мой взгляд, не особенно примечательна, но ее, буквально, расцветила музыка Гершвина. Изумительный автор.

                    • kathrine2204  |29 августа 2011, 15:11#

                      Слушала всегда с удовольствием,но ничего не знала о Гершвине.Считала,что такую музыку мог написать только чернокожий музыкант.Для меня -это откровение.Сколько выходцев из России пустило корни в Америке!

                    • Иринкакартинка  |29 августа 2011, 17:00#

                      Прослушала Саммертайм- восхитительно, божественно, превосходно, чудесно. Нет слов, такая нежность и ласка.

                      • а вот и я  |30 августа 2011, 12:02#

                        да... тоже с удовольствием послушала Саммертайм

                        • kathrine2204  |31 августа 2011, 10:47#

                          Как мало комментариев!Видно Гершвин не зацепил никого...

                        • russianicebear  |26 сентября 2011, 23:39#

                          На самом деле "эстрада" и "классическая музыка" - это не два разных мира. Для своего времени и Моцарт был поп-звездой. ;)
                          И, кстати, в начале 20-го века не один только Гершвин находил точки соприкосновения между джазом и классикой: эта проблема волновала всех композиторов той эпохи - от Сергея Рахманинова до Карла Орфа! И каждый из них находил для себя свои собственные ответы на вопросы, задаваемые тогдашней эпохой.

                          Пожалуйста, авторизуйтесь. Комментарии могут оставлять только зарегистрированные и пользователи